«

»

Распечатать Запись

Н.И. Пирогов, Е. Бакунина и рождение в Севастополе профессии медицинской сестры

СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ ЕКАТЕРИНА БАКУНИНА И РОЖДЕНИЕ ПРОФЕССИИ МЕДИЦИНСКОЙ СЕСТРЫ В ОСАЖДЕННОМ СЕВАСТОПОЛЕ

Н.И.Пирогов, Е.М.Бакунина и рождение в Севастополе профессии медицинской сестры

На Крымской войне, где работали русские сестры милосердия Крестовоздвиженской общины под руководством А.Стахович, Е.Хитрово, Е.Карцевой и Е.Бакуниной, в госпиталях противника работала одна дама — англичанка Флоренс Найтингейл, ставшая впоследствии европейским символом женского медицинского служения.

200

 

Сам День медицинской сестры, являющийся Международным днем, учрежден в память Флоренс Найтингейл, и приурочен ко дню ее рождения 12 мая. Когда мы в России празднуем этот день, мы воистину становимся теми иванами, которые не помнят или не хотят помнить своего родства.
В 1921г. приказом Наркома Здравоохранения РСФСР Н.А.Семашко были упразднены все общества сестер милосердия, а также, как было сказано в постановлении, «упраздняется и само слово милосердие».
Впоследствии, в поисках нравственных ориентиров в медицине, когда весь опыт дореволюционного служения русских сестер милосердия был предан полному и намеренному забвению, было принято решение о праздновании дня медицинской сестры по международному образцу.
Вот как писал Н.И.Пирогов, бывший руководителем Крестовоздвиженской общины сестер милосердия во время Крымской войны, о первенстве Флоренс Найтингейл в деле сестринского служения.

«Может, конечно, носиться слух в Западной Европе будто бы мисс Нейтингель с 37 сестрами, «дамами высокой души» была первая, которая по собственному желанию, приехала в Крымскую войну, чтобы с сестрами взять на свое попечение всех больных и раненых, находящихся в амбулатории.
Мы, русские, не должны дозволять никому переделывать до такой степени историческую истину. Мы имеем долг истребовать пальму первенства в деле столь благословенном, благотворном и ныне всеми принятом…
В октябре 1854 года Крестовоздвиженская община получила высочайшее соизволение, а в ноябре того же года она находилась уже на театре войны в полной деятельности. О мисс Нейтингель и о ее «высокой души дамах» мы в первый раз услышали только в начале 1855г.». [1. с. 197]

Отметим лишь один исторический факт. В то время как английские сестры работали в относительно спокойной обстановке глубокого тыла, в безопасных госпиталях Скутари рядом со Стамбулом — сама Флоренс лишь ненадолго с инспекцией приезжала в Балаклаву — то наши сестры милосердия прошли суровую школу оказания помощи раненым воинам в осажденном Севастополе, под ежедневными обстрелами и бомбардировками, а также на передовой.

3 4 5

 

Из 30 — 40 английских женщин, приехавших в госпиталь в Скутари, половина вынуждены были покинуть общину и вернуться в Англию, не выдержав сложностей личностных взаимоотношений с Флоренс Найтингейл, которая была весьма непростым человеком.
Как сообщалось в обзоре действий Крестовоздвиженской общины во время Крымской войны «умерли при исполнении обязанностей, верные своему призванию семнадцать сестер». [1.с.132] Несколько сестер, не выдержав кровавых ужасов и психологически — напряженной обстановки в госпиталях Севастополя, сошли с ума. Как говорится, комментарии излишни.
Но именно эта напряженная обстановка, когда при большом количестве раненых катастрофически не хватало врачей и фельдшерского персонала, способствовала тому, что наши сестры милосердия, в отличие от сестер сиделок в союзнических госпиталях, становились рядом с врачами за операционные столы и ассистировали при операциях.
Именно здесь, в Севастополе в обстановке вынужденного участия сестер Крестовоздвиженской общины непосредственно в операционном процессе, родилась и сама профессия медицинской сестры, временем рождения которой можно считать 1855г., а ее основоположником – Н.И.Пирогова – руководителя сестринской деятельностью в осажденном Севастополе.
Благодаря высокому авторитету и влиянию учредительницы Крестовоздвиженской общины Вл. Кн. Елены Павловны Романовой и Н.И. Пирогова женщины были допущены не только к госпитальному служению, чего раньше никогда не было, но и к госпитальному служению непосредственно на самом театре военных действий.
Сестры милосердия и т.н. сердобольные вдовы были в России и до учреждения в 1854г. Крестовоздвиженской общины. Женщины, подвизавшиеся на ниве милосердного служения ближнему, эпизодически и частным образом занимались патронажным уходом и попечением за сиротами, престарелыми, увечными в различных богоугодных заведениях и обществах, а также в некоторых больницах, ни никогда ранее сестры милосердия не допускались до прямого профессионального медицинского служения больным и тем более раненым.
Неудивительно, что некоторые из сестер, пройдя школу в Севастопольских госпиталях под руководством Н.И.Пирогова, впоследствии уже самостоятельно организовывали медицинские учреждения разного уровня, как, например, это сделала Е.М.Бакунина, открывшая в начале 60-х годов XIXвека в своем имении Казицино на тверской земле первую бесплатную больницу для крестьян, где самостоятельно оказывала им профессиональную первичную медицинскую помощь.
Вспоминая работу в Севастополе, Н.И.Пирогов писал:

«Здание, где мы помещались (Дворянское собрание), само не раз получало бомбы с неприятельских кораблей. Раны почти все представляли страшные разрывы членов от бомб большого калибра. От 150 до 200 ампутаций в других тяжелых операций случалось исполнять каждый день, имея ассистентами одних сестер». [1. с.202]
«Старшая сестра второго и третьего отделений Екатерина Михайловна Бакунина отличалась своим усердием. Ежедневно днем и ночью можно было застать ее в операционной комнате, ассистирующею при операциях; в это время, когда бомбы и ракеты то перелетали, то не долетали и ложились кругом всего Собрания, она обнаруживала со своими сообщницами присутствие духа, едва совместное с женскою натурою и отличавшее сестер до самого конца осады. Трудно решить, чему должно более удивляться, хладнокровию ли этих сестер или самоотвержению в исполнении обязанностей». [1. с.119]
«Огромная танцевальная зала беспрестанно наполнялась и опорожнивалась; приносимые раненые складывались вместе с носилками целыми рядами на паркетном полу, пропитанном на целые полвершка запекшеюся кровью; стоны и крики страдальцев, последние вздохи умирающих, приказания распоряжающихся громко раздавались в зале». [1. с.120]
«Двери залы ежеминутно отворялись и затворялись; вносили и выносили по команде… На трех столах кровь лилась при производстве операций; отнятые члены лежали грудами… Бакунина постоянно присутствовала в этой комнате с пучком лигатур в руке, готовая следовать на призыв врачей». [1. с.121]
«В это тяжкое время без неутомимости врачей, без ревностного содействия сестер… не было бы никакой возможности подать безотлагательную помощь пострадавшим за Отечество». [1. с.121]

6 7

Военный врач Г.Ульрихсон вспоминал, что опытные сестры Крестовоздвиженской общины, такие как Е.Бакунина и некоторые другие так «пригляделись к разнообразным операциям, что любая из них сама бы могла произвести ампутацию, если бы ей это было дозволено». [2. с.519]

8

Сразу после окончания Крымской войны сестры Крестовоздвиженской общины, заслужившие высокий авторитет в Севастополе, были допущены к работе с больными в госпиталях и больницах Санкт-Петербурга, а в здании самой общины на Фонтанке открылась собственная больница, где оказывалась профессиональная медицинская помощь, как сестринского, так и врачебного характера.
Сестры общины работали во 2-м Сухопутном госпитале, в двух чернорабочих больницах (у Сахарного моста и в доме Синебрюхова), Морском госпитале у Калинкина моста, а также в Кронштадтском военном госпитале.
Именно Е.М.Бакунина, а после ее ухода из общины следующая настоятельница общины Е.П.Карцева добились того, что в госпиталях официально был введен постоянный сестринский уход.
В 1863г. военный министр Д.А.Милютин издал указ о введении в госпиталях военного ведомства постоянного сестринского ухода за больными из числа сестер Крестовоздвиженской общины.
Некоторые исследователи считают, что именно эту дату следует считать временем рождения в России профессии медицинской сестры.
Таким образом Крестовоздвиженская община сестер милосердия, созданная Вл.Кн. Еленой Павловной и руководимая Н.И.Пироговым, сыграла в истории отечественного здравоохранения огромную созидательную роль, так как именно профессиональная и самоотверженная деятельность сестер общины и породила саму профессию медицинской сестры.
Из всех сестер общины Н.И.Пирогов всегда выделял Е.М.Бакунину. Ее, Екатерину Хитрово и Елизавету Карцеву он называл тремя столпами общины. [1 с.206]

1 2 3

 

Е.Карцева.                    Е.Бакунина.                              Е.Хитрово.

 

В отличие от Е.Бакуниной, Е.Хитрово и Е.Карцева работали в Симферополе, куда привозили уже прооперированных в Севастополе раненых, и непосредственно профессиональный медико — операционный уход за раненными в госпиталях Симферополя сестры не осуществляли.
К сожалению, Е.Хитрово, прибывшая в Крым в сентябре 1855г. и назначенная настоятельницей общины в конце ноября, пробыла в этой должности слишком мало, так как скоропостижно скончалась от тифа 2 февраля 1856г.
Сама Е.М.Бакунина с большим уважением относилась к Е.Хитрово, называя ее недосягаемым идеалом и образцом сестры милосердия.
О самой же Е.М.Бакуниной Н.И.Пирогов писал так:

«Бакунина с увлечением предалась всецело служению больным и с полным самоотвержением несла эту тяжелую службу. Она сделалась примером терпения и неустанного труда для всех сестер общины.
Вся ее личность дышала истиной, полная гармония царствовала между ее чувствами и ее действиями. Она точно составляла слиток всего возвышенного. Чем более она встречала препятствий на своем пути самозабвения, тем более выказывала она ревности и энергии». [1 с.206]
«Сестры продолжали неусыпно действовать. Сестра Будберг, желая дать хотя небольшой отдых уставшим и изнуренным сестрам, хотела прекратить ночные дежурства; но неутомимая Бакунина не захотела отдыхать и продолжала дежурить ночью, с некоторыми другими сестрами, до самого окончания осады». [1. с.125]

4 5

 

Во всем этом проявилась характерная черта личности, отличавшая многих представителей семейства Бакуниных, и присущая этому дворянскому роду. Если кто-либо из Бакуниных обращался к какому-либо делу, то он отдавался ему с полным самоотвержением и самозабвением, посвящая себя целиком избранному служению.
Е.М.Бакунина обладала не только завидным здоровьем для такого служения, — скажем, что она во время обороны Севастополя переболела тифом, но сразу после выздоровления вновь стала ухаживать за раненными, — но и крепкой, устойчивой психикой, без владения которой невозможно было выдержать все ужасы и тяготы ежедневной жизни под обстрелами и кровавую обстановку на самих перевязочных пунктах.
Обстановка на перевязочных пунктах колоритно описала в романе М.Филиппова «Осажденный Севастополь», где наряду с вымышленными персонажами выведены и реальные герои Обороны Севастополя:

«В Инженерном доме, где был в том время главный перевязочный пункт, работа кипела. Палаты были полны ранеными. Слышались стоны, крики и причитания, но иные раненые лежали спокойно и только стискивали зубы от боли… Две сестры милосердия…готовили инструменты, бинты, корпию и воду. Одна из них, Бакунина, смотрела на окружающее совершенно спокойно, другая была несколько взволнована, но крепилась…
Оператор нагибается над раненым и в два приема обнажает кость, отделив мясо. Кровь потоком льется из перевязанных артерий в медный таз, который подставила Бакунина; другой врач и фельдшер придавливают артерии, и кровь останавливается. Оператор быстро пилит кость. Каждый звук пилы отзывается во всем организме сестры Глебовой, но она пересиливает себя и подает шелк, которым оператор быстро перевязывает артерии. Операция кончена, только фельдшер заканчивает ее, заложив корпией обрезанное мясо и облепив рану пластырем». [3. с.119-120]

6 7

Н.И.Пирогов вспоминал:

«В летописях науки раны такого рода, с какими мы в продолжении этого времени постоянно имели дело, едва ли не беспримерны.
Тысячи пушечных ядер и бомб являли свою разрушительную силу над человеческим телом. Надлежало действовать без малейшего промедления, чтобы сохранить жизнь, которую уносило быстрое истечение крови. Страшное потрясение всей нервной системы, в весьма многих случаях, делало бесполезным, даже вредным, употребление хлороформа.
На хирургических столах почти беспрерывно подавалась хирургическая помощь, при содействии сестер. Большая танцевальная зала Благородного собрания…наполнялась сотнями людей, подвергшихся операциям и…опять очищалась, чтобы дать место новым страдальцам». [1. с.114-115]

Учитывая все выше сказанное, можно смело утверждать, что если основоположником сестринского дела в России по праву должно считать тверского дворянина Н.И.Пирогова, то первой профессиональной медицинской сестрой, без всякого преувеличения, можно смело считать одну из самых деятельных сестер Крестовоздвиженской общины, верную помощницу и сподвижницу Пирогова, тверскую дворянку Екатерину Михайловну Бакунину.
Н.И.Пирогов сформулировал и основной нравственный принцип профессионального служения женщин в медицине. Говоря о деятельности одной из старших сестер Крестовоздвиженской общины Елизаветы Петровны Карцевой, Николай Иванович так высказался о сути сестринского служения:

«истиной сестрой милосердия можно назвать лишь ту, которая свои формальные обязанности сестры милосердия превратит в духовное призвание жизни». [1. с.211]

Без всякого сомнения, можно сказать, что эти высокие слова применимы и к профессии медицинской сестры.

9

Священник Роман Манилов – директор Фонда Екатерины Бакуниной

Использованная литература:

1. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. – М., 1950.
2. Голикова Л. «Все, что я мог сделать для Севастополя, я сделал…» К 200- летию со дня рождения Н.И.Пирогова // Севастопольский Ежегодный Визит Альманах. – Севастополь, 2010.
3. Сысоев В.И. Сестра милосердия Екатерина Бакунина. – Тверь, 2012.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=11937