«

»

Распечатать Запись

Легенда о «Кавалерственной Дарье»

ЛЕГЕНДА О «КАВАЛЕРСТВЕННОЙ ДАРЬЕ», ИЛИ ДАША СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ: ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ

В сентябре этого года исполняется сто шестьдесят лет со дня окончания первой обороны Севастополя. Ее герои хорошо известны — стоит только обойти вокруг здание Панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 годов». В одной из ниш (эдикул) установлен бюст Даши Севастопольской, изображена она и на живописном полотне панорамы, хотя в отражении штурма Севастополя 6 июня 1855 г. участия не принимала. И это только один из тех мифов, которые сопутствуют этой, пожалуй, самой легендарной героине во всей истории нашего города. Увы, они, досужие домыслы, до сих пор кочуют из одного издания в другое. Нам кажется, что, нисколько не умаляя истинные заслуги героев Севастопольской страды 1854-1855 годов, следует, истины ради, отделить, если это сегодня доказано, зерна от плевел и оставить для потомков настоящую «панораму» лиц героических защитников Севастополя, в биографии которых без лишних прикрас и «ореолов» яркой строкой высвечен подвиг во имя Отчизны.

1

 

Дарья Севастопольская на полотне панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855гг.» Франца Рубо.

Практически в каждом путеводителе сказано примерно следующее. Узнав о предстоящем сражении на реке Альме, Даша продала свое небольшое хозяйство (иногда пишут и о проданном доме), купила лошадь, телегу, поставила на нее бочку с водой, захватила узел с чистой ветошью и отправилась на поле сражения, где ее повозка стала своеобразным перевязочным пунктом, а она — самой первой сестрой милосердия.

2
Примерно то же самое сообщали и современники, отмечая, правда, несколько иные мотивы, побудившие девушку оказаться среди сражающихся. Вот что писал главный доктор военно-временного госпиталя Севастополя Г.Я. Ульрихсон:

«В то время, как неприятель делал высадку на крымский берег, проживавшая на Северной стороне бедная сирота, дочь матроса Дарья, собрав все свои пожитки и продав наследственную свою лачужку, купила клячу с повозкой, набрала с собой водки, вина, кое-каких закусок и направилась вслед за войсками, поодаль от места высадки, в качестве маркитанши. Первоначальный ее план, следовательно, был основан, как рассказывали моряки, на чисто коммерческом расчете. Но когда войска наши, потеряв сражение 8 сентября, возвращались обратно к Севастополю, сердце девушки не выдержало потрясающей картины и вступило в свои права. Вместо наживы от продажи своих продуктов маркитанша обратилась в сестру милосердия и принялась безвозмездно помогать страдальцам».

3

Сражение на р. Альма 8 сентября 1854 г.

Отечественные историки, сделав упор на этом бескорыстном поступке Даши, создали из нее народную героиню. Тем более, что не хватало биографических данных, которые вполне можно было заменить вымышленными. Лишь в 1985 г. были установлены ее отчество и фамилия (это сделала старший научный сотрудник Музея героической обороны и освобождения Севастополя О.Ю. Грабар). Первая сестра милосердия оказалась дочерью рядового 10-го (или 11-го) ластового экипажа Лаврентия Михайлова.

4

5

Памятник Дарье Севастопольской на территории 3-й гор.больницы Севастополя.

Еще труднее оказалось узнать возраст Даши, который прояснил бы некоторые детали в ее судьбе. Попытался это сделать известный севастопольский краевед Е.В. Веникеев. Основываясь на очерке А.Ф. Погосского «Русские богатыри» (1871), в котором сказано, что она в пятнадцать лет стала круглой сиротой, краевед сделал ошибочный вывод, что в Альминском сражении девушке было всего шестнадцать лет. В заблуждение его ввел выдуманный факт, что отец Даши погиб в Синопском сражении в ноябре 1853 г. На самом деле 10-й и 11-й ластовые экипажи были расформированы в 1851 г. и преобразованы в 3-й и 4-й ластовые экипажи. Да и среди погибших в Синопском сражении (их всего 38 человек) его имя не значится. Сегодня можно с уверенностью сказать, что Лаврентий Михайлов умер своей смертью в 1853 г., будучи отставным рядовым ластового экипажа, а мать Дарьи, Екатерина Ивановна, погибла в 1852 г., угорев во время плавания на пароходе «Одесса».
В 2004 г. в Государственном военно-историческом архиве был обнаружен документ — выписка из метрической книги за 1855 г. Севастопольской морской госпитальной церкви Св. апостолов Петра и Павла, где была запись о браке между рядовым старшего оклада 4-го ластового экипажа Василием Хворостовым 28 лет и девицей Дарьей, дочерью умершего (а не погибшего) рядового 10-го ластового экипажа Лаврентия Михайлова. Здесь же был указан и возраст невесты — 27 лет. Выходит, что севастопольская героиня была не юной девой, а вполне взрослой женщиной со всеми вытекающими из этого поступками.
В ее доме (который она вовсе не продавала) на Северной стороне в 1855 г. снимал комнату полковник П.К. Меньков, бывший посаженным отцом на Дашиной свадьбе и, вероятно, хорошо ее знавший.

6

Северная сторона Севастополя. В центре, за пристанью площадь Захарова – исторический район проживания жителей Севастополя в этом месте на протяжении многих лет. Где-то в этом месте и находился дом Дарьи Севастопольской.

7

Северная сторона Севастополя. Слева видна пристань и место современной площади Захарова, в центре внизу – 4-я батарея, на территории которой во время Крымской войны одно время жил Н.И.Пирогов и где скончался П.С.Нахимов.В центре вверху хорошо просматривается Свято-Никольский храм и Братское кладбище.

Будущий генерал-лейтенант и военный историк вспоминал: «Скандалезная хроника повествует, что с ранней юности Дарья не отличалась особенною скромностью…» . Такого же мнения был и знаменитый хирург Н.И. Пирогов, которому она до марта 1855 г. (после этого участия в обороне Севастополя Дарья не принимала) ассистировала при операциях: «Она — молодая женщина, недурна собою и, как кажется, легкого десятка».

8 9

Тверской дворянин генерал-майор Петр Кононович Меньков (1814-1875).

Ее помощь раненым на поле Альминского сражения, особенно заметная на фоне недостаточности армейского медицинского персонала, обратила на Дашу всеобщее внимание. Симпатичная девушка понравилась сыновьям императора Николая I — великим князьям Николаю и Михаилу, бывшим в то время в осажденном Севастополе. Они и вручили ей 16 ноября 1854 г. первую награду — золотую медаль «За усердие» на Владимирской ленте и 500 рублей серебром. При этом было объявлено, что еще 1000 рублей ей будет пожаловано по вступлении в брак «на обзаведение». Не преминув этим воспользоваться, «знаменитая кавалерственная Дарья», как характеризовал ее П.К. Меньков, обзавелась трактиром на Бельбеке, а затем (скорее всего, не ранее августа 1857 г.) уехала в г. Николаев.
После этого следы ее теряются. Поэтому сообщения о том, что она вскоре вернулась в Севастополь и проживала на Корабельной стороне (в 1953 г. на стене дома на ул. Перекопской, 9, даже открыли мемориальную доску с надписью: «На этом месте в старом доме до 1910 г. жила сестра милосердия, активная участница обороны Севастополя в 1854-1855 гг. Даша Севастопольская»), можно считать городской легендой.

10

 

Еще более устойчива версия, что севастопольская героиня участвовала в съемках фильма «Оборона Севастополя» (1911 г.) и была похоронена на кладбище в Доковом овраге (район стадиона ФК «Севастополь»), а на ее могиле якобы даже стоял памятник, который видел Е.В. Веникеев.
11

 

Документальный кадр из фильма «Оборона Севастополя» 1911 г. Ветераны обороны Севастополя, оставшиеся в живых к 1911 г.

«Скромный монумент еще сохранился в 1960 г., когда его видел автор этих строк, — писал он в статье «Первая сестра милосердия». — К сожалению, по молодости лет я тогда не переписал текст эпитафии и даже не помню, были ли в ней указаны фамилия и даты жизни, но слова «Даша Севастопольская» запомнил. В то время овраг, на дне которого находилось кладбище, уже начали засыпать. Памятник, сброшенный со своего основания, лежал на боку».

Что это был за памятник, о котором ничего не известно ни историкам, ни краеведам, сегодня остается лишь гадать.
На самом деле Дарья Михайлова-Хворостова действительно вернулась осенью 1892 г. на родину (возможно, из Николаева), но не в Севастополь, а в село Ключищи (возле Казани). Пожертвовав местному храму икону Николая Чудотворца, она уехала в село Шеланга (ныне Верхне-Услонский район Татарстана) к дальним родственникам и через полгода скончалась, обещая оставить на вечное по себе поминовение 100-рублевый билет вечного вклада. Об этом сообщает священник Андрей Боголюбов в истории Иоанно-Предтеченской церкви (Казань, 1902 г.).

12 13

 

Село Шеланга. Татарстан (современное фото)

Розыском Даши Севастопольской на казанской земле занялся клуб «Поиск» шеланговской средней общеобразовательной школы (руководитель — В. Самойлычева). Сделав запрос в Национальный архив Республики Татарстан, ребята еще в октябре 2007 г. получили обстоятельный ответ:

«В архивном фонде Казанской духовной консистории в метрических книгах умерших в селе Шеланга Свияжского уезда Казанской губернии значится вдова унтер-офицера 2-й половины 4-го ластового экипажа Василия Максимовича Хворостова Дарья Лаврентьева 66 лет (в метрических книгах с. Ключищи есть и точная дата рождения Даши — 17 марта 1827 г. — Авт.) умерла от катара легких 14 декабря 1893 г. (по старому стилю), похоронена 16 декабря. Исповедовал священник Николай Давыдов. Совершал погребение священник Николай Давыдов с псаломщиком Ефимием Зайцевым. Погребена на приходском кладбище».
К сожалению, могила севастопольской героини не сохранилась. Но на территории школы в с. Шеланга открыт памятник Даше Севастопольской. Есть памятник ей и в нашем городе — в 3-й городской больнице, которой ранее было присвоено ее имя.

Казалось бы, в «деле» Даши Севастопольской наконец поставлена точка. Но на конференции «Оборона Севастополя 1854-1855 гг. — главное событие Крымской войны 1853-1856 гг.» в сентябре 2004 г. заведующая Николаевским музеем судостроения и флота Т.С. Митковская озвучила новую версию: «В обороне Севастополя принимали непосредственное участие жители г. Николаева, и многие из них вошли в историю как герои. Это Даша Севастопольская — дочь черноморского матроса, героя Синопской битвы Дарья Шерстоперова (такая сестра милосердия действительно существовала, но это была не Даша Севастопольская. — Авт.), которая по собственному желанию вместе с матерью приехала в Севастополь и находилась там до конца осады города, работала у хирурга Н.И. Пирогова и оказывала помощь раненым».
Так что легенда о Даше Севастопольской продолжает жить…

П. ЛЯШУК — ведущий научный сотрудник Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя, А. ШИПЕНКО — краевед.

Газета «Слава Севастополя» 29 августа 2015 г.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=12490