«

»

Распечатать Запись

К истории тверского дворянства Н.И.Пирогова

БЕРЕЗИНЫ
К ИСТОРИИ ТВЕРСКОГО ДВОРЯНСТВА Н.И. ПИРОГОВА

Вячеслав Михайлович Воробьев – доктор культурологии, профессор Государственной академии славянской культуры (г. Тверь)

Казалось бы, фамилия Березиных очень распространена в России, как и само прекрасное дерево, ставшее национальным символом. И это действительно так, но в генеалогическом древе Березиных есть один росток, который берёт начало напрямую от первого русского князя Рюрика и его потомка в одиннадцатом колене князя Константина Ярославича Галицкого (первого удельного князя Галицко-Дмитровского княжества, 1247—1255), младшего брата Александра Невского.

1 2
В дальнейшем князь Дмитрий Иванович Донской присоединил Галич к Московскому княжеству, и потомок Рюрика в восемнадцатом колене Дмитрий Борисович Берёза уже не имел княжеского титула. Он получил поместья в Кашинском уезде (ныне Тверская обл. — Прим. ред.), и от него началась фамилия дворян Березиных. От его брата Семёна Борисовича Осины пошли Осинины, а от Ивана Борисовича Ивы — Ивины.
Три семейства дворян Березиных, восходившие к единому некогда корню, были записаны в родословные книги Тверской губернии, причём все — по Вышневолоцкому уезду. Судьбы их, естественно, очень различны.
Начнём с потомков Захара Никифоровича Березина, владевшего в начале XVII века поместьем Каменка в Бежецкой пятине (ныне Тверская обл. — Прим. ред.). Имение располагалось на левом берегу одноимённой речки, притока Медведицы, и передавалось по наследству от поколения к поколению по мужской линии. Деревня с этим названием и поныне стоит в пяти километрах к юго-востоку от районного центра Тверской области посёлка Рамешки.
В 1821 году бежецкая помещица Мавра Никифоровна Березина, вдова владельца имения Каменка сержанта Спиридона Степановича, написала жалобу на имя императора Александра I на избиение её и малолетнего сына Карпа её дочерьми и на незаконное оформление ими документов на владение землёй. Нам удалось установить, что у Мавры Никифоровны были три дочери: Федосья, Акулина и Авдотья, которых она и обвиняла в содеянном. Тверской губернский предводитель дворянства действительный статский советник Алексей Маркович Полторацкий направил бежецкому уездному предводителю дворянства Мельницкому письмо с просьбой разобраться с жалобой.

3

 

А.М. Полторацкий. Портрет работы В.В. Пукирева, 1861 г.

А.М. Полторацкий (1767?—1843), один из создателей тверского ополчения в Отечественную войну 1812 года, пользовался заслуженным и непререкаемым авторитетом в губернии. В конечном счёте, самозахват был предотвращён, и имение перешло, как и полагалось, старшему сыну Мавры Никифоровны майору Тимофею Спиридоновичу. Спустя много лет, в документах пореформенного времени, в том числе в уставной грамоте 1862 года на сельцо Каменка, сохранившейся в фондах Государственного архива Тверской области, в качестве владельцев фигурируют его дочери Маргарита и Александра Тимофеевны.
О втором семействе тверских Березиных известно не много. Григорий Березин и его жена Елена упоминаются в 1678 году как владельцы имения в Бежецкой пятине. У их внука Ивана было двое сыновей, Илья и Дмитрий, чьи имена встречаются в документах последней четверти XVIII века.

4 5

 

Ф.П. Львов и Н.И. Березина

Надежда Ильинична Березина (1776—1808), дочь Ильи Ивановича от брака с Анной Алексеевной Дьяковой, стала женой тайного советника и директора Придворной певческой капеллы Фёдора Петровича Львова (1766—1836). Она умерла молодой от чахотки, но успела родить ему среди прочих десяти детей сына Алексея Львова (1798—1870) — будущего творца национального гимна «Боже, царя храни!» на слова Василия Жуковского.

6 7

 

Е.Н. Львова и её знаменитый приёмный сын А.Ф. Львов

В 1810 году Фёдор Петрович вторично женился — на Елизавете Николаевне Львовой (1788—1864), двоюродной сестре первой жены, старшей дочери своего двоюродного брата Н.А. Львова. По словам современников, Елизавета Николаевна была женщиной удивительной доброты и отзывчивости. Будучи богатой невестой, Елизавета Николаевна против воли своей тётки и опекунши Дарьи Алексеевны и её мужа, поэта Г.Р. Державина, тайно обвенчалась с весьма бедным Ф.П. Львовым. Она воспитала 16 детей: десять от первого брака мужа и шесть своих.
Третья семья тверских Березиных интересует нас ещё больше, поскольку к ней принадлежит жена великого хирурга Николая Ивановича Пирогова. О родословии этой семьи удалось узнать следующее. Основателем её является Филипп Фёдорович Березин по прозвищу Вильян, живший в середине XVII века. Его потомок в пятом колене Антон Иванович был полковником в царствование Екатерины Второй.
Единственный сын последнего, надворный советник Сергей Антонович, и его жена Елизавета имели семерых детей: сыновей Павла, Алексея, Николая и Дмитрия и дочерей Александру, Анну и Варвару.
Варвара Сергеевна, младшая из сестёр, была замужем за новоторжским дворянином, действительным статским советником Петром Петровичем Львовым, племянником упомянутого выше Фёдора Петровича и кузеном Алексея Фёдоровича и «русского Леонардо» Николая Александровича Львова. Она умерла молодой, и Пётр Петрович через некоторое время женился на тверской дворянке Вере Петровне Лазаревой, единственной сестре трёх прославленных русских адмиралов — Андрея, Михаила и Алексея. У супругов было трое сыновей и семь дочерей.
Как мы видим, тверские Березины тесно породнились с семейством Львовых, а гвардейский штабс-ротмистр Дмитрий Сергеевич Березин был их соседом по бежецкому имению Поречье. Но об этом чуть ниже, а сначала о нём самом и его супруге. Женой Дмитрия Сергеевича была крестница императрицы Екатерины Второй графиня Екатерина Николаевна Татищева (1786—?), которая сбежала с ним, своим двоюродным братом, из родительского дома, влюбившись в этого гусарского офицера.
Отцом Екатерины Николаевны был виднейший вельможа екатерининской, павловской и александровской эпох, генерал от инфантерии, командир лейб-гвардии Преображенского полка, кавалер всех высших орденов Российской империи, граф Николай Алексеевич Татищев (1739—1823), сын тайного советника Алексея Венедиктовича Татищева и графини Софии Алексеевны Салтыковой.

8

Николай Алексеевич Татищев

В Русско-турецкую войну 1768—1774 годов он был награждён за отличие в Кагульском сражении только что учреждённым орденом Св. Георгия 4-го класса № 37. Среди других подвигов Татищева выделяется командование в 1788 году сводным отрядом трёх лейб-гвардейских полков, совершившим поход через Финляндию на Швецию, за что отважный генерал был награждён орденом Св. Анны 1-й степени. 15 сентября 1801 года, в день коронации Александра I, генерал от инфантерии Татищев был возведён вместе с нисходящим потомством в графское достоинство Российской империи. Женат Н.А.Татищев был на Александре Афанасьевне Елагиной.
Вот такую знатную семью покинула, отдавшись своему чувству, юная графиня. У неё было пятеро братьев: Александр, Сергей, Алексей, Дмитрий и Николай. Двое старших участвовали в войнах с Наполеоном и погибли на полях сражений: Александр, прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка, — в 1807 году под Аустерлицем, а Сергей, поручик лейб-гвардии Семёновского полка, — в 1812 году при Бородино. Сестра София была фрейлиной, а затем удалилась в Новгородский Десятинный монастырь.
По свидетельству современника, Дмитрий Сергеевич «принадлежал к типу гусар, не задумывавшихся ни над какими отвлечёнными вопросами: это был весёлый рабовладелец, вся жизнь которого во внеслужебное время проходила за карточным столом». Судя по всему, за этим столом гусару везло, поскольку он сумел сохранить доставшиеся ему обширные имения в Вышневолоцком и Бежецком уездах Тверской губернии.
Имение Ворожебское в Вышневолоцком уезде включало, помимо одноимённого села (ныне Луначарское в Максатихинском районе) с двумя каменными храмами, стоявшего в устье реки Ворожба при её впадении в Волчину, также деревни Горка, Городок, Ерошиха, Кузнечиха, Мокеевка, Ручки, Селищи, Столбиха и Ямники. Это была огромная территория, занимавшая всё междуречье Ворожбы, Волчины и Мологи, а также земли по Волчине выше устья Ворожбы. Конечно, равняться с татищевскими графскими вотчинами гвардии штабс-капитану Березину было трудно, но, во-первых, это было не единственное тверское имение Дмитрия Сергеевича, а во-вторых, доходов от ведения хозяйства вполне хватало для достойного существования семьи. Ссуды, которые хозяин брал в Санкт-Петербургском опекунском совете в 1843 и 1851 годах, — скорее дань традиции, нежели свидетельство хозяйственного кризиса.
У супругов Березиных были дочь Екатерина (1822—1846) и сын Сергей, который родился 6 марта 1823 г., и его дед граф Николай Алексеевич Татищев успел порадоваться внуку-первенцу за восемь месяцев до своей кончины.
11 декабря 1842 года двадцатилетняя Екатерина Дмитриевна Березина вышла замуж за недавно переехавшего в столицу из Дерпта молодого профессора Медико-хирургической академии в Петербурге Николая Ивановича Пирогова, одновременно руководившего и организованной им клиникой госпитальной хирургии.

9

 

Н.И. Пирогов. С литографии 1843 г.

В качестве приданого невесте её отец Дмитрий Сергеевич выделил из своего большого имения деревни Селище и Горка на левом берегу Волчины с окружающими полевыми и лесными угодьями, а Николай Иванович Пирогов стал вышневолоцким дворянином, чем мы по праву гордимся.

10

 

Вид на р. Волчина со стороны деревни Селище. Фото 2014 г.

После нового разграничения границ уездов Тверской губернии после 1917 г. Вышневолоцкий уезд был сильно сокращён, и часть его территории вошла в современный Максатихинский район Тверской области, в том числе и те места, где находилось имение Березиных—Пироговых.

11 12

Страница из рукописной книги М.П. Чернявского
«Генеалогия дворян Тверской губернии»
с записью под № 908 рода Н.И. Пирогова

Ещё предстоит уточнить, когда был выстроен деревянный усадебный дом с мезонином между Селищем и Горкой, у родника, ныне почитаемого как святой источник, над которым сооружена и освящена надкладезная часовня, а рядом находится купель.

13 14

 

15

 

Деревня Горки, входившая в состав имения Н.И. Пирогова. Фото 2014 г.

16 17

 

Место нахождения усадебного дома имения Н.И. Пирогова между деревнями Горка
и Селище. Дом стоял за берёзами, на его месте сейчас высится холм. Фото 2014 г.

18

На месте бывшего усадебного дома Н.И. Пирогова. Фото 2015 г.

 

Усадебный дом Пироговых прожил до 1980-х годов. В советское время в нём размещалась сельская школа, о чём напоминают любительские фотоснимки. К сожалению, однажды зимней ночью произошёл пожар от печного отопления, и здание сгорело.

19

 

Сельская начальная школа в бывшем усадебном доме Н.И. Пирогова. Фото 1940/50-х гг.

Современный биограф Пирогова доктор медицинских наук Дмитрий Гарбузенко пишет:

«На втором году петербургской жизни Пирогов тяжело заболел, отравленный госпитальными миазмами и дурным воздухом мертвецкой. Полтора месяца не мог подняться. Тогда же он познакомился с Екатериной Дмитриевной Березиной, девушкой из родовитой, но развалившейся и сильно обедневшей семьи. Состоялось торопливое скромное венчание. Выздоровев, Пирогов вновь окунулся в работу, великие дела ждали его. Он «запер» жену в четырёх стенах нанятой и, по советам знакомых, обставленной квартиры. В театр не возил, потому что допоздна пропадал в театре анатомическом, на балы с ней не ездил, потому что балы безделье, отбирал у неё романы и подсовывал ей взамен учёные журналы. Пирогов ревниво отстранял жену от подруг, потому что она должна была всецело принадлежать ему, как он всецело принадлежит науке. А женщине, наверно, было слишком много и слишком мало одного великого Пирогова. Екатерина Дмитриевна умерла на четвёртом году супружества, оставив Пирогову двух сыновей: второй стоил ей жизни. Здоровье Николая Ивановича расстраивается. Он бежит из родных стен, где всё напоминает о потере».

Пирогов становится единоличным владельцем имения на берегах Волчины, чему он, конечно, не был рад.

20

 

Н.И. Пирогов с детьми Владимиром и Николаем

21 22

Дети Н.И. Пирогова: старший сын Николай и младший Владимир

23

 

Вторая жена Н.И. Пирогова баронесса Александра Антоновна фон Бистром —
также внесена в Тверскую дворянскую книгу

24

 

А.А. Бистром с сыновьями Н.И. Пирогова и своим младшим братом Владимиром

В составленной в 1869 году М.П. Чернявским «Родословной книге господ дворян Тверской губернии» значатся вышневолоцкие дворяне Николай Иванович Пирогов и его жена Екатерина Дмитриевна, а также двое их сыновей — Николай и Владимир. Ещё предстоит уточнить, в каком году была сделана запись об этом в губернской родословной книге. В годы этой первой своей женитьбы Пирогов имел только личное дворянство, а право на потомственное дворянство получил вместе с орденом Св. Станислава 1-й степени за заслуги в оказании помощи раненым и больным во время Крымской войны, то есть в середине 1850-х годов. Скорее всего, именно тогда рядом с именами родителей появились и имена сыновей.
В 1860 году Николаю Ивановичу пришлось продать своё имение Селище и Горки на реке Волчина, поскольку судьба и начальство переместили его по службе в другую часть России, и он навсегда расстался с Верхневолжьем, выступив напоследок с лекцией в колонном зале Тверского дворянского собрания.

25

Здание Тверского Дворянского собрания

Впрочем, крестьяне продолжали длительное время делать выкупные платежи за землю своему бывшему помещику Пирогову, что подтверждается уставной грамотой и другими документами.
Вклад великого хирурга в мировую медицинскую науку и практику столь значим, что нет необходимости подробно описывать его, но основные моменты напомнить стоит. В обязанности Пирогова входило обучение военных хирургов, поэтому он занялся изучением известных тогда хирургических методов. Многие из них он кардинально переработал, а также разработал ряд новых приёмов, помогавших избегать ампутации конечностей. Один из них и ныне называется «операция Пирогова».
Стремясь разработать действенные методы обучения хирургов, Николай Иванович стал применять анатомические исследования на замороженных трупах, назвав это «ледяной анатомией». Из этого родилась новая медицинская дисциплина — топографическая анатомия. Пирогов издал анатомический атлас «Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведёнными через замороженное тело человека в трёх направлениях». Он стал незаменимым руководством для хирургов, получивших возможность оперировать, нанося больному лишь минимальные травмы. Считается, что этот атлас и предложенная Пироговым методика стали основой всего последующего развития оперативной хирургии. С 1847 года он проверял в действующей армии на Кавказе разработанные им операционные методы: применил перевязку пропитанными крахмалом бинтами, а также впервые в истории медицины начал оперировать раненых с эфирным обезболиванием в полевых условиях.
Оперируя раненых в осаждённом англо-французскими войсками Севастополе, он впервые в русской медицине применил гипсовую повязку, избавив многих солдат и офицеров от ампутации. Для ухода за ранеными Пирогов руководил обучением и работой сестёр Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия, что было нововведением. В их числе с января 1855 года действовала тверская дворянка Екатерина Михайловна Бакунина. Важнейшей заслугой Пирогова являлось внедрение в Севастополе совершенно нового метода ухода за ранеными: их тщательно отбирали уже на первом перевязочном пункте, и, в зависимости от тяжести ранений, одни из них подлежали немедленной операции в полевых условиях, а другие, с более лёгкими ранениями, эвакуировались в глубь страны для лечения в стационарных военных госпиталях. Поэтому Пирогов считается основоположником военно-полевой хирургии.
После войны Николай Иванович был назначен на должность попечителя Одесского и Киевского учебных округов, затем руководил обучавшимися за границей русскими кандидатами в профессора. Выйдя в отставку, Пирогов проживал в своём имении Вишня близ Винницы, но в 1877—1878 годах несколько месяцев работал на фронте во время Русско-турецкой войны.
Основное значение его деятельности состоит в том, что своим самоотверженным трудом он превратил хирургию в науку, вооружив врачей научно обоснованной методикой оперативного вмешательства.
Руководитель тверского фонда «Имени сестры милосердия Екатерины Бакуниной» священник Роман Манилов справедливо полагает, что необходима мемориализация места, где находилось имение Пирогова, на территории нынешнего Максатихинского района Тверской области: расчистка территории, на которой находился усадебный дом великого хирурга; архитектурно-археологические раскопки и минимальная реконструкция усадебного ландшафта; установка мемориального знака в честь Николая Ивановича Пирогова. Появились первые публикации о Пирогове как о вышневолоцком дворянине, снят прекрасный документальный фильм, с которым познакомились не только в Тверской области, но также в Петербурге и Севастополе.
А в соседнем Бежецком уезде Тверской губернии Дмитрий Сергеевич Березин, отец Екатерины Дмитриевны — жены Пирогова и матери его сыновей, владел ещё одним имением, центром которого было сельцо Глинницы. Помимо него в состав имения входили деревни Гольцово, Каменье, Рюхово, Фёдорцево и Шачево. Сейчас живы только две последние, а остальные обезлюдели в разные периоды нашей не очень давней истории. Все они, за исключением Фёдорцева, располагались на берегах Мелечи, в северо-западном углу нынешнего Бежецкого района, практически вокруг села Поречье — старинного административного и духовного центра здешней округи.
Село Поречье с его прекрасным каменным Троицким храмом принадлежало Софье Алексеевне Львовой, урождённой графине Санти (1837—?). Её прадед граф Франц Матвеевич Санти, итальянец по происхождению, был приглашён Петром I в Россию и назначен на службу в Герольдмейстерскую контору. За три года работы над гербами российских городов он сочинил 137 гербов. Граф Санти по праву считается основоположником российской геральдики. Графиня Софья Алексеевна Санти, дочь полковника, стала в 1854 году женой гвардии капитана Геннадия Николаевича Львова (1.11.1823—25.12.1893), впоследствии действительного статского советника, председателя Коломенской уездной земской управы и председателя уездного училищного совета. Он был известен как активный сторонник приоритетного развития народного образования, на долгие годы определивший стратегию здешнего земства в данной сфере и формирование принципов местного самоуправления.
Мы видим, что вновь Березины оказываются рядом с Львовыми, хотя и не породнясь на этот раз с ними, но будучи ближайшими соседями по имению. Возможно, это произошло не случайно, но конкретными сведениями на этот счёт мы пока не располагаем. А другими соседями Березиных под Поречьем было семейство Аракчеевых, владельцев села Курганы, и родители графа Алексея Андреевича Аракчеева погребены возле местной церкви, а сам он, возможно, родился здесь.
На русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем похоронены две представительницы тверского дворянского рода Березиных — сёстры Александра Васильевна (17.04.1865—12.01.1953) и Матрёна Васильевна (21.11.1867—12.11.1950).

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=15429