«

»

Распечатать Запись

Памяти актрисы и сестры милосердия П.И. Орловой-Савиной

Программа конференции
Ф.Глинка — поэтическое посвящение Орловой-Савиной

7 июня 2017 г. в старинном русском городе Осташкове, расположенном в живописном уголке тверского края на берегу озера Селигер, состоялась научно-просветительская конференция «Селигерская земля в истории, культуре и духовности России», приуроченная к знаменательной исторической дате в истории Верхневолжья – 350-летию обретения мощей прп. Нила Столобенского. Конференция была подготовлена и проведена на самом высоком уровне Тверским государственным объединенным музеем при поддержке Правительства Тверской области.

 Конференция имела своей целью популяризацию исторических знаний, объединение усилий образовательных, культурных, просветительских учреждений и организаций для решения общественно значимых задач в области тверского краеведения. В ней приняли участие историки, искусствоведы и архитекторы Москвы, Санкт-Петербурга, Твери и Тверской области. Конференция позволила участникам и гостям больше узнать об истории, культуре, духовности селигерской земли и ее «жемчужины» – монастыря Нило-Столобенская пустынь, а также о вкладе уроженцев Осташкова в становление и развитие российской государственности. С докладом о жизненном пути выдающейся русской актрисы, благотворительницы и сестры милосердия Прасковье Ивановне Орловой-Савиной (1815-1900) выступил директор Фонда Екатерины Бакуниной священник Роман Манилов.

 История жизни Прасковьи Ивановны Орловой-Савиной тесно связана и с тверским краем (более 30-ти последних лет жизни она провела в г. Осташкове, где и похоронена), и с женским милосердным служением раненым русским воинам в период Крымской войны (П.И.Орлова-Савина спасала раненых в Симферополе в 1855 г.), и с Нило-Столобенской путынью, которая сыграла большую роль в судьбе Прасковьи Ивановны. Конференция проходила в Осташковском Доме культуры, расположенном в дореволюционном здании бывшего Осташковского народного театра.

 На одной из советских фотографий на площадке перед зданием Осташковского театра, а в последствие Дома культуры хорошо, виден большой бюст Карла Маркса. Сейчас рядом с Домом культуры установлен современный бюст Ю.Гагарина. Странно, что у здания с таким богатым историческим прошлым установлен бюст человека, не имеющего отношения ни к культуре как таковой, ни к зданию Дома культуры, ни к истории Осташкова, а люди, так много сделавшие для Осташкова и развития городской культуры в ХIХ в. (в том числе и супруги Прасковья и Федор Савины), практически никак не увековечены ни в самом городе, ни у здания Дома культуры.

 Сама Прасковья Ивановна не имела причастности к этому зданию, так как оно было построено вскоре после ее кончины, но сам Осташковский театр и это здание, в котором он располагался, являются историческими преемниками того театра, на подмостках которого играла и которым долгое время руководила П.И.Орлова-Савина.

 П.И. Орловой-Савиной как-то хронически не везло с увековечиванием ее памяти после кончины. Мемуары П.И. Орловой-Савиной были изданы только спустя 94 года после ее смерти, могила этой удивительной женщины находится в забвении и запустении, ни в Санкт-Петербурге, ни в Москве, ни в Осташкове ее память не увековечена на должном уровне. Даже в статьях о Санкт-Петербургском Александрийском театре, где актриса сыграла свои лучшие роли, ее имя не упоминается. Именно поэтому выступление на конференции в Осташкове стало для меня одним из поводов почтить имя Прасковьи Ивановны (в каком-то смысле сподвижницы и духовной сестры Е.М.Бакуниной в деле служения ближнему), пусть даже таким скромным образом. Жизнь знаменитой актрисы можно условно разделить на две части – до Крымской войны и после. Во время Крымской войны, когда 18 февраля 1855 г. скончался император Николай I и в стране был объявлен траур для всех увеселительных заведений, Прасковья Ивановна приняла смелое решение для человека своего круга – поехать тайно, за свой счет в Крым, чтобы ухаживать за ранеными русскими воинами защитниками Севастополя. Свои впечатления о поездке в Крым и работе по уходу за ранеными она изложила в письмах к родному брату, которые, собранные воедино, составили так называемый «Симферопольский дневник» — интереснейший мемуарный документ эпохи, описывающий госпитальную жизнь Симферополя, судьбы простых русских воинов и рядовых жителей города, светскую жизнь симферопольского высшего общества и самое главное – личные переживания и размышления обо всем увиденном. Нужно сказать, что Прасковья Ивановна оказалась очень способным мемуаристом. Ее «Автобиография» и «Симферопольский» читаются на одном дыхание и с большим интересом. В них много подробностей общественной и культурной жизни того времени, личных (в том числе и религиозных) переживаний и рассуждений.

 Несколько месяцев, проведенных в Симферополе, где Прасковья Ивановна в качестве волонтера самостоятельно заботилась о раненых, изменили ее представления о светской и собственной личной жизни. По возвращении из Симферополя и после всего того, что она там увидела и пережила, Прасковье Ивановне стало трудно продолжать прежнюю беззаботную светскую театральную жизнь, наполненную суетой и праздностью, и она оказалась на распутье – как поступить и где обрести путь нового истинного жизненного служения обществу. Найти себя в этот переломный отрезок своей жизни ей помогли известные церковные деятели того времени митрополит Московский и Коломенский Филарет Дроздов (1782-1867), за советом которого Прасковья Ивановна специально ездила в Москву, и архиепископ Тверской и Кашинский Филофей Успенский (1808-1881), подолгу живший в Санкт-Петербурге как член Священного Синода.

 

Митрополит Московский Филарет и архиепископ Тверской и Кашинский Филофей

 Святитель Филарет посоветовал ей выслужить необходимый срок до выхода на актерскую пенсию, чтобы иметь финансовую независимость и необходимую материальную обеспеченность, а после ждать, когда Господь сам укажет ей путь новой жизни. Говоря о трудностях сценической актерской деятельности для сердца и души истинного христианина, он посоветовал Прасковье Ивановне вносить в каждую сыгранную роль глубокий нравственный смысл, заложенный автором, чтобы побуждать зрителя к духовно-нравственному осмыслению жизни. В связи с тем, что Прасковья Ивановна несколько месяцев провела в Симферополе, в непосредственной близости от передовой, то ей, согласно царскому указу, как и всем участникам обороны Севастополя, зачли один месяц пребывания в Крыму за год гражданской службы. Так что совет митрополита Филарета не оставлять службу, а выслужить пенсию вскоре был выполнен самым лучшим и не предвиденным для актрисы образом. Не оставил Господь и вопрос о дальнейшей жизни Прасковьи Ивановны и ее личной судьбе. Сама актриса об этом вспоминала так: «Я твердо решилась оставить театр. Возвратясь из Москвы, я, по обыкновению, привезла благословение митрополита Филарета преосвященному Филофею и рассказала весь наш разговор, прибавив, что в нынешний год буду молиться усерднее, чтобы не жалеть о том, что оставляю. Тогда владыка прибавил: «Зачем вы ездили только в Москву или в Иверский монастырь, вам бы помолиться Великому Угоднику Нилу». Я откровенно сказала: «Да я не знаю, владыка, где этот Нил?». Тут он объяснил мне, что это великий, всеми почитаемый Угодник, что он сам там был в августе, когда его назначили архиепископом Тверским, а теперь собирается ехать в мае на праздник «Перенесения мощей», и советовал мне ехать к тому же времени. Я приняла его совет…».

 Посещая Осташков и Нило-Столобенскую пустынь, где по ее собственным словам она усердно молилась преподобному Нилу, Прасковья Ивановна встретилась и познакомилась с городским Головой г. Осташкова, местным миллионером и представителем известнейшей в России купеческой семьи Федором Кондратьевичем Савиным (1816-1890), который был очарован столичной гостьей и вскоре сделал ей предложение стать его женой.

Ф.К.Савин

 Так для Прасковьи Ивановны началась совершенно новая страница в ее личной жизни и на поприще общественного служения. Став супругой Федора Кондратьевича и поселившись в Осташкове в 1863 г., Прасковья Ивановна всей душой, силами и способностями отдалась делу благотворительности и попечению о развитии культурной жизни в этом провинциальном городе Тверской губернии. При ней в буквальном смысле этого слова расцвел провинциальный Осташковский народный театр, в который Прасковья Ивановна вдохнула новую жизнь. Сама Прасковья Ивановна об этом вспоминала так: «Театр был отдан в полное мое заведование. Я назначала репертуар, ставила пиесы, учила всех и могу смело сказать, что делала чудеса, вырабатывая из рыбаков, кузнецов и сапожников — Чацких, Хлестаковых и пр.; а графинь и княгинь выделывала из бедных женщин, занимающихся дома всеми простыми работами. Но надо сказать правду: между ними были самородки, как И. П. Нечкин, Кошелева, Фокина и еще немногие. У нас игрались лучшие пиесы: «Горе от ума», «Ревизор», «Гроза», «Материнское благословение» и мн. др. Даже давались оперетки: «10 невест», «Дочь полка», «Любовное зелье» и все прекрасные старинные водевили с пением: «Лев Гурьич Синичкин», «Хороша и Дурна» и проч. Музыки не было, и я все куплеты напевала дирижеру, а он переводил на весь оркестр, и все шло очень удовлетворительно. Надо отдать справедливость и дирижеру А.Ф. Елецкому. Он был рыбак; Федор Кондратьевич заметил в нем способность к музыке и пению, отправил его в Петербург учиться, и из него вышел хороший регент и дирижер. Бывало, на репетициях, уча их, я спрашиваю: «Да что же вы-то молчите?» — «Да мы вас заслушались». — «Спасибо, друзья мои, но моя песенка спета». И надо правду сказать: много я с ними мучилась и тяжела для меня была эта обязанность. Я оставила театр, чтобы после виденных мною смертей и страданий во время Крымской кампании не лицедействовать и жить в тишине и молитве, но попала в театральный омут». Помимо активной культурно-просветительской театральной деятельности Прасковья Ивановна много занималась благотворительностью: помогала местным храмам и монастырям, осташковским беднякам, вместе с супругом она участвовала в открытии городского Дома милосердия.

Осташковский Дом милосердия

 И без всякого преувеличения можно сказать, что Осташков очень многим обязан этой женщине в развитии общественной и культурной жизни во второй половине ХIХ в. Хотелось бы только пожелать осташам, чтобы память об этой удивительной женщине была бы поставлена на тот должный уровень, которая Прасковья Ивановна по праву заслужила своими трудами на поприще развития общественной и культурной жизни Осташкова в период своей жизни в этом городе.

Остатки некрополя у алтаря Вознесенского собора бывшего Знаменского монастыря г. Осташкова с видом на могилу П.И.Орловой-Савиной

Современный надгробный камень, установленный на предполагаемом месте захоронения П.И.Орловой-Савиной

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=19523