«

»

Распечатать Запись

Сысоева Н.И. «Родственные связи Бакуниных и Голенищевых-Кутузовых»

Род Голенищевых-Кутузовых и род Бакуниных дважды пересекались, если рассматривать их в  генеалогическом контексте.

 Существует несколько ветвей разветвленного рода Голенищевых-Кутузовых. Но две ветви из него оказались крепко переплетены как между собой, так и с родом Бакуниных не только родственными, но и дружескими связями. 

11

 Иван Логгинович Голенищев-Кутузов (31 августа1729(17290911), с. Шеино, Торопецкого уезда Новгородской губернии (ныне г. Торопец в Тверской области)— 12  апреля 1802, Санкт-Петербург) — русский военно-морской деятель, писатель, адмирал1782), фельдмаршал (с 1898 г.) президент Адмиралтейств-коллегии, кавалер ордена Андрея Первозванного. В его доме  в Санкт-Петербурге воспитывался его дальний родственник троюродный племянник Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, будущий выдающийся русский полководец.  Об отношении Михаила Илларионовича к Ивану Лог. можно судить по его письму 1798 года: «Вы можете себе вообразить, батюшка, как меня порадовало фельдмаршальство Ваше. Я в один день получил о сем уведомление от разных, а бесценное письмо Ваше наградило меня надолго… Ручки Ваши целую и надеюсь Вас долго, долго фельдмаршалом видеть!». Действительно, как оказалось, Иван Логгинович получил звание генерала-фельдмаршала в 1798 году. После его смерти документ хранился у старшего сына, но документ сгорел во время пожара в Москве. Его другой сын Логгин Иванович сделал запрос и получил документ подтверждающий звание отца.

   Иван Логгинович и Михаил Илларионович были женаты на  единокровных сестрах Бибиковых: Иван Логгинович был женат на Евдокии Ильиничне Бибиковой, а её младшая сестра—Екатерина Ильинична стала супругой Михаила Илларионовича .

Именно дочери Ивана Логгиновича —  Степанида и Варвара —  связали род Голенищевых-Кутузовых с родом Бакуниных, так как они обе были замужем за двоюродными братьями Бакуниными.

 Степанида Ивановна вышла   замуж за тайного советника Модеста Петровича  Бакунина. Он прожил 37 лет и умер, оставив  жену и  малолетних детей. Степанида вышла замуж вторично, но  умерла, пережив мужа только на три года. Брат  Степаниды — Логгин Иванович  Голенищев-Кутузов стал опекуном племянников Николая Модестовича  и Ильи Модестовича Бакуниных.

 Илья Модестович Бакунин, впоследствии генерал-майор, артиллерист был известен тем, что в деле на Сенатской площади после приказа императора открыть огонь по восставшим и,  будучи связан присягой государю, отдал солдатам приказ стрелять. И когда один из солдат сказал «Свои, ваше благородие» ответил. «Ежели бы я стоял под дулом, то и тогда не должен был останавливаться». За это он был осуждаем  некоторыми своими родственниками Бакуниными.

  Варвара Ивановна Голенищева-Кутузова — племянница жены Михаила Илларионовича Кутузова, была замужем за гражданским губернатором Санкт-Петербурга Михаилом Михайловичем Бакуниным.

   Тайный советник, сенатор Михаил Михайлович Бакунин  в 1816 году вышел в отставку, и семья Бакуниных  переехала в Москву, где часто селились отставные чиновники  высокого ранга.

 Переезд в Москву  из Санкт-Петербурга был вынужден: после отставки Бакунина с поста губернатора, оставалось только сенаторское жалование, которого не хватало на содержание дома в столице и поддержание достойной жизни многочисленного  семейства.

 А затем последовало дело о, как бы сейчас выразились, нецелевом использовании средств во время губернаторства. Хотя Михаил Михайлович оправдался перед Сенатом по всем пунктам обвинения, император уволил его и лишил его права занимать когда-либо государственные должности.

 Время от времени его жена — Варвара Ивановна с младшими дочерьми Прасковьей и Екатериной выезжала в Санкт-Петербург, где навещала друзей и многочисленных знатных родственников. Нужно было думать о будущем дочерей, и мать мечтала, чтобы дочери её составили хорошую партию.

  Но в столице сестры Бакунины не сразу почувствовали себя уютно. Положение отца в отставке, да ещё после разбирательства в Сенате видимо сыграли свою роль в отношении света к семейству  отставленного сенатора.

 Так  Прасковья Бакунина в одном из своих петербургских стихотворений  1837 года   пишет, адресуя их дяде Логгину Ивановичу Голенищеву-Кутузову:

 

                         Могла ль в день твоего рожденья

                         Я говорить перед толпой

                         Об пламенной любви святой,

                         Что ты внушил в одно мгновенье,

                         Когда, как дочерей твоих,

                         Ты обнял нас при первой встрече…

А вот другое стихотворение, адресованное его супруге  Надежде Нититичне Голенищевой-Кутузовой, урожденной Ковядеевой:

                       <…> Нам возврат к местам рожденья

                        Был приезд к брегам чужим.

                        Не отрадно возвращенье,

                        Незнакомые родным.

                        Может быть сужденью строгому

                        Как чужих подвергнут нас.

                        И невольною тревогою

                        Отравлён свиданья час.

                        Разогнал боязнь унылую

                        Вдруг радушный твой приём,

                        Как отца жилище милое,

                        Стал родным теперь твой дом.                   

  Отсюда видно, что именно  Логгин Иванович Голенищев-Кутузов –  видный русский геодезист и картограф, переводчик, историк, литературный критик   и его жена  Надежда Никитична первыми радушно встретили и обласкали Варвару Ивановну Бакунину и ее дочерей.   

 Судя по воспоминаниям скульптора Ф. П.  Толстого*, именно с этой семьей Михаил Илларионович был особенно дружен.

 «Я часто видал этого знаменитого военачальника <…> у Логина Ивановича Кутузова (он жил в собственном доме на 12-й линии Васильевского острова), с которым он был близкий родня и дружен. Михаил Илларионович, с гениальной способностью военачальника, соединял удивительную любезность и остроту в обществе, особенно в дамском… По назначении его главнокомандующим, в последние два дня перед отправлением к армии, он провёл оба вечера у Логина Ивановича и Надежды Никитичны. <…> В последний вечер он сидел у Логина Ивановича недолго, но был очень весел, и когда пошли провожать его в переднюю, последние слова, сказанные им смеючись Надежде Никитичне, были: «Я бы ничего так не желал, как обмануть Наполеона».

 _________________

 * Федор Петрович Толстой (1783— 1873) –  русский живописец, рисовальщик, медальер и скульптор, представитель стиля классицизма, в юношеском возрасте учился в Морском кадетском корпусе, директором которого был И.Л. Голенищев-Кутузов.     

 Скоро  столичная суета захватила дочерей Михаила Михайловича, а родные, в частности дочери Михаила Илларионовича, приняли  участие в судьбе девиц Бакуниных.

 У Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова не было наследников по мужской линии: его единственный сын умер в младенчестве. Зато у него было пять дочерей:

 Прасковья — супруга Матвея Фёдоровича Толстого;

 Анна — супруга Николая Захаровича Хитрово;

 Елизавета — в первом браке супруга Фёдора Ивановича Тизенгаузена, во втором — Николая Фёдоровича Хитрово;

Екатерина— супруга князя Николая Даниловича Кудашева  во втором — Ильи Степановича Сарочинского;

 Дарья  — супруга Фёдора Петровича Опочинина.

 Все они приходились Варваре Ивановне Бакуниной кузинами. Они и помогали сестрам Бакуниным Екатерине и Прасковье освоиться в высшем свете. Девушки общались не только  с тетками Прасковьей Михайловной Толстой и  Елизаветой Михайловной  Хитрово, но также с  дочерью Елизаветы Михайловны – графиней Дарьей Федоровной  Фикельмон —  (17830919)Долли,  хозяйкой известного петербургского салона.

 И. С.  Сидоров в сборнике «Солнце нашей поэзии», посвященной А.С. Пушкину, издал письма Варвары Ивановны Бакуниной  и ее дочерей 1836-37 годов, поскольку именно в это время началась интрига против Александра Сергеевича Пушкина, связанная с появлением анонимных писем о связи его жены и Дантеса.

 Варвара Ивановна Бакунина пишет мужу в Москву, а дочери пишут сестре художнице Евдокии, которая была в это время заграницей.

  В них рассказывается о выходе в свет дочерей, о раутах, балах, общих знакомых и конечно о дочерях и внучках Михаила Илларионовича Кутузова.

 Вот как Прасковья Бакунина описывает в письме к сестре  вечер, проведенный у Толстых, появление Елизаветы Михайловны Хитрово и наряд этой  столичной модницы:

 « Сидим мы преспокойно у Кат<и Толстой>  в комнате: я – на большом кресле, Катинька лежит на кушетке, Ка<тя> Тол<стая>** –  на  низенькой табуретке между нас. Я читаю стихи довольно удачные <…>. Влетает Лиз<авета> Мих<айловна>. Поразила: шея раскрыта; затянута; короткие рукава; перчатки спущены; надеты браслеты. «Что вы делаете, дети мои? Не стесняйся, Катрин, лежи!» В руке у неё кисейный платок с кружевами, стоит 65 руб. Она держит его, как какая-то трагедийная актриса – страх смешно! … Заставили меня читать. Она сидит в театральной позе. Восхищаясь выжимает слезы и вытир<ает> глаза платком. Говорит, что, если б знала, <что> услышит такие трогательные вещи, взяла бы др<угой> платок, а вот в этот высморкаться нель<зя>».

 _____________________

 ** Екатерина Матвеевна Толстая  —  внучка Михаила Илларионовича и троюродная сестра Екатерины и Прасковьи Бакуниных.

 В день именин Екатерины Михайловны Бакуниной графиня Фикельмон приехала к ним со старшей дочерью Прасковьи Михайловны Толстой поздравить Катеньку. Варвара Ивановна пишет мужу:

 «У Ел<изаветы> Мих<айловны> познакомилась с графом и граф<иней> Фикельмон; он человек очень приветливый и приятный, и она очень мила, без жеманства, без претензий и очень ласкова к Паше и Кате, а Ел<изавета> Мих<айловна> охвачена страстью к Паше. Их все ласкают как нельзя более, и на двух балах, где мы были, их обласкали, и. как говорят, они произвели впечатление…будет еще бал у гр. Фикельмон, где уж мы увидим сливки и цвет общества»

       «… дочери ездили поздравлять Анеточку Толстую*** с рождением, заезжали к Катеньке Тизенгаузен**** и к Опочининым <…> Получила записочку от гр<афини> Фи<кельмон> – зовёт на вечер, притуалетились и в 11 часов поехали к Ф<икельмон> <…> Входим. Жара, теснота – раут, не самый большой, среднего размера. Потолкались, насилу нашли хозяина и хозяйку. Дети были с кузинами».

 _______________________

 ***Анна Матвеевна Толстая ( в замужестве. Голицина) была впоследствии фрейлиной вел.кн. Елены Павловны.

 ****Катенька Тизенгаузен – Екатерина Федоровна Тизенгаузен – любимая фрейлина императрицы.    

 21-го – заехали к П.М. Толстой, «которая хотела видеть туалет Паши и Кати и мой, об котором очень заботилась».

 27 января 1837 года, в день роковой дуэли А.С. Пушкина с Дантесом Бакунины  по обыкновении обедали у родственника А.С. Шишкова***** и ужинали у брата  В.И. Бакуниной  Логина Ивановича Голенищева-Кутузова. О трагедии узнали только на следующий день от Е.М. Хитрово, которая в этот день была на квартире, где лежал умиравший поэт.

 ***** Александр Семёнович Шишков (1754 — 1841) – русский писатель, военный и государственный деятель, адмирал, министр народного просвещения, государственный секретарь, президент Российской академии.

 Дочь Михаила Илларионовича Дарья Михайловна Опочинина  была женой придворного, в то время шталмейстера, Федора Петровича Опочинина. Их дочери Александра и Мария были фрейлинами. Дарья Михайловна жила в доме, оставшемся ей после смерти родителей. Тогда это была Дворцовая набережная, ныне набережная Кутузова дом №30.  

 Бакунины бывали  в доме Опочининых на Дворцовой набережной. Этот дом знаменит тем, что он принадлежал Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову, здесь  прошли четырнадцать лет жизни фельдмаршала. Именно из этого дома он  направлялся под Москву в расположение русских войск в воскресенье 11 августа 1812 года.

Вся набережная от Гагаринской пристани до Прачечного моста была заполнена народом. В 9 часов утра главнокомандующий русской армии М. И. Кутузов сел в карету и поехал к Казанскому собору на торжественный молебен.  Больше ему не суждено было перешагнуть порог своего дома.

А  провожал его из Петербурга бывший тогда гражданским губернатором столицы Михаил Михайлович Бакунин. Он же рассылал  указания по маршруту его следования исправникам о предоставлении лучших лошадей.

Кутузов ехал из Петербурга через Торжок – Старицу  на Царёво-Займище под Вязьмой для соединения с русской армией. Известно, что около суток 15 и 16 августа штаб-квартира главнокомандующего находилась в Торжке. В семье Бакуниных существовало предание, что Михаил Илларионович заезжал в усадьбу Бакуниных Прямухино. Однако документальных подтверждении этому нет.  В дневнике хозяина Прямухина, брата Михаила Михайловича, Александра Михайловича Бакунина есть такая фраза: «…Кутузов, проезжая, говорил, что он, с Божиею помощью, надеется с французами управиться, только не скоро…», но говорил ли он это А.М. Бакунину, посетив Прямухино  или кому-то в Торжке,  не ясно.

Потом было Бородино, изгнание французов из страны, освобождение Европы. Осенью 1812 года А.М. Бакунин записывает в дневнике: «Получа известие, что Наполеон уже бежит опрометью от Кутузова, посадил я в честь сего последнего в Варинькином саду беседку из семи лип на берегу Осуги. Весною надобно её хорошенько отделать».

Позже на Красивом холме в честь победы над Наполеоном и в память о М.И. Кутузове, умершем за границей в г. Бенцлау 5 апреля 1813 года, был установлен белый кварцевый камень,  и место это  с тех пор носит название «Кутузовской горкой», став первым в России ландшафтным памятником великому полководцу.

 Упоминание о семейном предании есть в воспоминаниях княгини Надежды Тимофеевны Кропоткиной, потомка Бакуниных:

 «Старый парк за церковью спускался к реке, и на одном из спусков, почему-то называвшемся Кутузовской горкой, лежал большой белый камень. Было предание, что на этом камне сидел во время нашествия генерал Кутузов. Сидел ли на нем действительно Кутузов, я не знаю, но в нашем представлении генерал Кутузов сиживал на этом камне частенько в летние ночи, и каждый из нас его там ясно видывал, причем именно таким, каким его описывает Толстой – толстый, старенький. С пухлыми ручками, сложенными на животе».

  Интересно, что в 1885 году Екатерина Михайловна Бакунина в письме к издателю Семевскому по поводу издания записок своей матери писала:

 «Матушка моя урождённая Голенищева-Кутузова, отец её Иван Логинович был адмирал, и последние годы очень занимался морским кадетским корпусом, так что его собственный дом был в 12-ю линию и примыкал прямо к морскому корпусу. Женат он был на Бибиковой Авдотье Ильиничне, сестра которой Екатерина Ильинична была замужем за Михаилом Илларионовичем Кутузовым-Смоленским. Знаю, что мой дед и князь Смоленский были родня, но который был дядя и который племянник, разумеется, двоюродный или внучатый, наверное не знаю…теперь вспомнила, написавши о князе Смоленском, что у меня есть все распоряжения на счёт его погребения и тоже разные бумаги по передвижению войска в 1807 году. …»

 Отсюда видно, какими тесными родственными и дружественными связями были соединены эти две славные дворянские фамилии: Бакунины и Голенищевы-Кутузовы.

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=4457