«

»

Распечатать Запись

Александр Калько. «Милосердие по Екатерине Бакуниной»

Александр Калько. «Милосердие по Екатерине Бакуниной»

На очередном мероприятии в кинопавильоне Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя был показан фрагмент культового фильма «Место встречи изменить нельзя». Вспомним вместе, уважаемый читатель, киношного персонажа, созданного самобытным Зиновием Гердтом: он верит в грядущую, нет, даже не в эпоху, а в эру милосердия. Капитан Жеглов, герой, мастерски воплощённый на экране несравненным Владимиром Высоцким, жёстко роняет фразу: «Милосердие — поповское слово». Вот так в течение долгих десятилетий советской отечественной истории мы жили, приглушая в себе это светлое человеческое чувство — милосердие.

3

Живым его воплощением в годы первой обороны Севастополя была сестра милосердия Екатерина Бакунина. Исконно русский, тверской край — её малая родина. Оттуда к нам на проводимый музейщиками вечер светлой памяти Екатерины Михайловны приехала делегация во главе со священником Романом (Маниловым).

В последнее время в связи с проходящими в медицине процессами коммерциализации наметились тенденции, по оценке батюшки, негативного содержания, например, применение в отрасли технологий, противоречащих неписаным законам морали и нравственности, а также положениям Библии. Защиту от порочных искушений верующие в Бога медработники Москвы и Санкт-Петербурга решили искать, объединившись. В 2007 году этому примеру последовали их коллеги в Твери.

— Мы долго думали, — сказал отец Роман в беседе с корреспондентом «Славы Севастополя», — чьим именем назвать образовавшееся у нас общество православных врачей. История церкви, история медицины государства Российского богата на имена ярчайших личностей. Как не вспомнить из их ряда святого Пантелеймона, святителя Луку (Войно-Ясенецкого). Но вовсе не вдруг мы вспомнили землячку, нашу славную предшественницу Екатерину Бакунину — сестру милосердия, отличившуюся в ходе самого яркого события Крымской кампании — обороны Севастополя.

Так в Твери было решено присвоить имя этой подвижницы медицины обществу православных врачей, преобразованному в благотворительный фонд.

В этом месте наша беседа с отцом Романом, который, кстати, является директором Благотворительного фонда имени сестры милосердия Екатерины Бакуниной в Твери, была прервана. К установленным у сцены кинопавильона микрофонам подошли ведущие вечера. Переполненному залу они представили членов тверской делегации: уже знакомого нам священника Романа (Манилова), председателя исполнительного комитета «Золотой книги Санкт- Петербурга» Сергея Григорьева, заместителя главного врача по управлению сестринской деятельностью тверской клинической больницы N 7 Любовь Масленникову, вдову автора книги «Сестра милосердия Екатерина Бакунина» Наталью Сысоеву и видеооператора фонда Сергея Шабутина.

В соответствии с составленным заместителем генерального директора по научно-просветительной работе Валентиной Барановой стройным сценарием вечера к микрофону приглашались и отец Роман, и Сергей Васильевич, и Наталья Игоревна, а также генеральный директор Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя Александр Рудометров, благочинный Севастопольского округа отец Сергий (Халюта), директор Севастопольского медицинского колледжа Владимир Иванов, заместитель начальника управления здравоохранения городской государственной администрации Наталья Вишневецкая, директор севастопольской школы N 26 имени Екатерины Бакуниной Татьяна Кордонец, ведущий научный сотрудник Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя Людмила Голикова и другие участники вечера. Факт к факту, слово к слову — и складывался впечатляющий, масштабный образ сестры милосердия Екатерины Бакуниной.

До недавних пор ветвистый род Бакуниных у нас по известным причинам олицетворял лишь Михаил Бакунин — анархист, революционер. В плотной тени этой фигуры оказались другие достойные представители этого рода: генерал-губернаторы, высшие офицеры; видные чиновники гражданской администрации.

По существу, забытой оставалась и Екатерина Бакунина — дочь тайного советника, сенатора и губернатора Санкт-Петербурга Михаила Бакунина и его супруги, Варвары Голенищевой-Кутузовой, троюродной сестры прославленного полководца. Вместе со своими сёстрами, Евдокией и Прасковьей, впоследствии художницей и поэтессой, Катенька Бакунина получила блестящее образование. Девушка вела характерный для людей своего круга образ жизни: спектакли, концерты, балы… В написанных значительно позже мемуарах у неё были все основания назвать себя «кисейной барышней». Её вовсе не привлекали лекции по естественным наукам и посещения анатомических театров.

Но грянула Крымская (Восточная) война, — и все кардинальным образом изменилось. Не исключено, что сама Екатерина Бакунина не узнавала себя в своих порывах…

Великая княгиня Елена Павловна взялась за организацию общины сестёр попечения о раненых и больных в военных госпиталях для содействия медицинскому начальству при уходе за больными и ранеными, получившей название Крестовоздвиженской. Екатерина Михайловна, возраст которой уже перевалил за сорок, вместе с новыми подругами прошла месячные курсы, где учили приёмам оказания помощи воинам. На занятия дочь сановных родителей ездила в закрытой карете: она остерегалась простуды, что могло стать помехой в осуществлении поездки в сражающийся Севастополь.

Ближайшие родственники всячески пытались уговорить Екатерину Михайловну не подвергать себя риску. Кузен, офицер Александр Бакунин, впоследствии тоже защитник Севастополя, рисовал устрашающие картинки скопления раненых и тифозных солдат, но безнадёжно махнул рукой: «Ведь я тебя знаю, тебе теперь ещё больше захотелось туда ехать». Всё же, чтобы испытать себя, Екатерина Бакунина решила ежедневно посещать, по её словам, «самую гнусную» из московских больниц. В то время Бакунины проживали в Белокаменной.

Но самые страшные картины, увиденные там, не могли сравниться с тем, что предстало перед глазами недавней «кисейной барышни» и её подруг в госпиталях Симферополя, Карасу-Базара, Бахчисарая, наконец, в осаждённом Севастополе.

Великая княгиня Елена Павловна просила хирурга академика Николая Пирогова принять на себя обязанности посредника между Крестовоздвиженской общиной сестёр попечения о раненых и больных и военным медицинским начальством в Крыму и Севастополе. Но много ли мог сделать Николай Иванович для столичных дам, если он принял на себя нечеловеческую нагрузку? «Во время десятидневной «пасхальной» (в 1855 году. — Авт.) бомбардировки, — пишет Сергей Сергеев-Ценский в своей документально точной эпопее «Севастопольская страда», — Пирогов, со своим штатом врачей переселившийся в Дворянское собрание, не раздевался для сна — некогда было; до пяти тысяч раненых прошло за эти дни через его руки, причём пришлось ему сделать свыше пятисот сложных операций и ампутаций».

Нередко в такие «страдные» дни рядом с прославленным хирургом находилась Екатерина Бакунина. «Ежедневно днём и ночью можно было застать её в операционной, ассистирующей при операциях, — вспоминал Николай Пирогов, — в то время, когда бомбы и ракеты ложились кругом. Она обнаруживала присутствие духа, едва совместимое с женской натурой».

Сёстры милосердия Крестовоздвиженской общины не только помогали врачам по существу спасать больных и раненых солдат и офицеров, они вдобавок приняли на себя миссию «нравственного контроля». Ведь во все времена кому война, а кому мать родна. Сам Николай Пирогов поручил сёстрам раздачу воинам денежного пособия, заведование складами с провиантом. «Я должна была сопротивляться всеми средствами и всем своим умением злу, которое разные чиновники, поставники и пр. причиняли в госпиталях нашим страдальцам; и сражаться, и сопротивляться этому я считала и считаю своим священным долгом», — писала Екатерина Михайловна.

В октябре 1855 года группа сестёр милосердия Крестовоздвиженской общины во главе с начальницей Александрой Стахович после почти годичного пребывания в Крыму отбыла в Санкт-Петербург. До Екатеринослава они сопровождали раненых и больных солдат. Настоятельницей Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия по рекомендации Николая Пирогова была назначена Екатерина Бакунина. «Не отговаривайтесь и не возражайте, — писал ей Николай Иванович, — здесь скромность неуместна… Не время много толковать — действуйте!»

Сёстры милосердия Крестовоздвиженской общины уже во главе с Екатериной Михайловной несли нелёгкую службу в госпиталях Симферополя и других крымских городов до июня 1856 года.

С «сокрушённым сердцем» она окончательно оставила общину в 1860 году, чтобы осесть в селе Козицино Тверской губернии. В этом краю ею было заложено основание земской медицины.

Но вот в 1877 году между Россией и Турцией вспыхнула очередная война. К этому времени возраст Екатерины Михайловны приближался к 70. Тем не менее в течение года она руководила на Кавказе работой медсестёр временных госпиталей. Хлопот здесь было не меньше, скорее, даже больше, чем в Крыму.

В 1881 году подвижницу в её тверском имении посетил Лев Толстой — герой Севастопольской обороны. Писатель рекомендовал Екатерине Михайловне оставить сельскую глушь и поселиться в Санкт-Петербурге. Но занятая организацией системы медицинской защиты крестьян, Екатерина Бакунина ответила своему именитому гостю: «Разве я могу их (крестьян. — Авт.) бросить?»

Екатерина Михайловна умерла в Козицино в 1894 году. Похоронена в селе Прямухино, в фамильной усыпальнице Бакуниных.

В ходе вечера удалось завершить начатый с отцом Романом разговор. Говоря о деятельности Благотворительного фонда имени Екатерины Бакуниной, священник рассказал о храмах, открытых при тверских больницах. С недавних пор в женских консультациях трудятся психологи. Их стараниями существенно сокращено количество абортов… Тверь определили местом проведения международного форума исповедующих православие медицинских работников. Их заинтересовал опыт деятельности Благотворительного фонда имени Екатерины Бакуниной.

Гости древней Твери были восхищены уже осуществлёнными мерами по популяризации дел и идей Екатерины Михайловны, по увековечению её памяти. Так, для лучших студентов Тверского медицинского колледжа учреждены повышенные стипендии имени Екатерины Бакуниной. В стенах этого учебного заведения оформлен музейный уголок, посвящённый знаменитой землячке. Два года назад по инициативе фонда учреждена медаль общественного признания «Сестра милосердия Екатерина Бакунина». Она прошла процедуру утверждения в Совете геральдики при президенте Российской Федерации. На лицевой стороне медали помещено барельефное изображение Екатерины Бакуниной, на обратной стороне награды — девиз, дошедший до нас через полтора столетия: «Долг. Подвиг. Милосердие». Этой, в короткий срок ставшей престижной наградой уже отмечены 12 медицинских сестёр. Во время визита тверской делегации в Севастополь их число увеличилось за счёт наших лучших представителей этой профессии.

Отец Роман вручил медали Екатерины Бакуниной старшей операционной медицинской сестре 1-й городской больницы имени Н.И. Пирогова Елене Афанасьевне Контаревой, старшей медицинской сестре гинекологического отделения 1-й городской больницы имени Н.И. Пирогова Марии Васильевне Макогон, старшей медицинской сестре терапевтического отделения Военно-морского клинического госпиталя имени Н.И. Пирогова Минобороны России Галине Леонидовне Вознюк, главной медицинской сестре Севастопольского общебольничного сестричества милосердия Ирине Анатольевне Широховой. Четыре славные труженицы. Всего четыре! Вместе они посвятили медицине 172 года.

Медаль Екатерины Бакуниной станет также экспонатом Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя, а его старший научный сотрудник Людмила Голикова была представлена отцом Романом на вечере официальным представителем возглавляемого им фонда в Севастополе.

Отец Роман и генеральный директор музея Александр Рудометов обменялись благодарственными письмами и памятными подарками. Отец Роман выразил благодарность в адрес городской государственной администрации и её председателя Владимира Яцубы, управления здравоохранения за проявленные внимание и участие к визиту делегации из Твери в Севастополь.

При подготовке этого материала автор поднял ряд литературных источников. Удивительно, но в некоторых из них, таких, например, как масштабный труд историка Е. Тарле «Крымская война», имя Екатерины Бакуниной не упоминается. Хотя чему удивляться? Если бы Евгений Иванович и привёл её имя, то цензор бы его вычеркнул. Не тот герой. И только сейчас о Екатерине Михайловне тверским литератором Сысоевым, недавно, к сожалению, ушедшем из жизни, написана книга. Так получилось, что первые её экземпляры, ещё пахнущие типографской краской, делегацией привезены в Севастополь.

На вечере была отдана дань уважения многолетнему подвижническому труду Владимира Ивановича в архивах крупных городов России и за письменным столом. Перу Владимира Сысоева, кстати, инженера-гидротехника по образованию, принадлежит ряд книг, в том числе и вышедшая в серии «Жизнь замечательных людей» об Анне Керн.

Владимир Сысоев в период сбора материала для своего повествования об Екатерине Бакуниной приезжал в Севастополь. Он радовался и восхищался, увидев экспозицию музейного уголка Екатерины Михайловны в 26-й средней школе, названной её именем. Её имя также присвоено одной из севастопольских улиц.

Украшением вечера стало участие в нём ребят-униформистов, а также выступление барда Сергея Курочкина, хора Владимирского собора — усыпальницы адмиралов и народного фольклорного ансамбля «Калинка» (художественный руководитель — заслуженный работник культуры Украины Галина Сагань).

Казалось бы, чувство милосердия и хрупкое, и ранимое, и тихое, но вечное.

Газета Слава Севастополя

29 ноября 2012 г.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=784