«

»

Распечатать Запись

На экскурсию в музей к Екатерине Бакуниной

Одна из первых русских сестер милосердия Екатерина Михайловна Бакунина стала примером мужества, благородства и трудолюбия для многих женщин, выбравших служение милосердия…

1

 

Екатерина Михайловна Бакунина

12 марта 2016 г. в Твери на экскурсии в музее им. Екатерины Михайловны Бакуниной, находящемся на территории областного клинического перинатального центра, побывали братья и сестры Тверских малых православных братств. Выбор места не случаен – многие сестры оказывают каритативную помощь пациентам Тверского дома-интерната для инвалидов и престарелых, и личность одной из первых сестер милосердия, ее служение открывают для нас новые грани понятия христианской благотворительности и милосердия.

2

В центре — отец Роман Манилов

О необычном музее, действующем с 2013 года, нам рассказал отец Роман Манилов, историк по образованию, исследователь жизни и наследия Екатерины Бакуниной, духовник Тверского общества православных врачей. Много сил и времени отец Роман отдает формированию экспозиции музея, работе с архивными документами, популяризации имени Екатерины Бакуниной в общественных и медицинских кругах, является директором фонда ее имени. Его вдохновенный рассказ не оставил нас равнодушными, захотелось подробнее узнать о судьбе и трудах этой подвижницы.

3

 

Екатерина Михайловна Бакунина (1810 или 1811 – 1894 гг.) родилась в дворянской семье. Ее отец, Михаил Михайлович Бакунин, был сенатором и гражданским губернатором Санкт-Петербурга, а мать Варвара Ивановна принадлежала роду Голенищевых-Кутузовых. В семье было шестеро детей: Евдокия, Василий, Любовь, Иван, Прасковья и Екатерина – самая младшая. Родовое гнездо Бакуниных находилось в Тверской губернии под Торжком.

Екатерина Бакунина вспоминала: «Юность прошла так, как в то старое время проходила жизнь девушек нашего звания, то есть в выездах, занятиях музыкой, рисованием, домашними спектаклями, балами, на которых я, должна признаться, танцевала с удовольствием, и, может быть, вполне заслужила бы от нынешних девиц, посещающих лекции и анатомические театры, название «кисейной барышни»» [1].

В 1853 г. началась Крымская война. По инициативе великой княгини Елены Павловны в Петербурге была учреждена Крестовоздвиженская община сестер милосердия. Уже в ноябре 1854 г. впервые в истории России они прибыли на театр военных действий для оказания первой помощи раненым на полях сражений. Сёстры милосердия давали клятву на год, в которой были такие слова: «…доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим». Вдохновителем и организатором этого начинания был знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов. Интересно, что в это же время, но по другую сторону фронта, Флоренс Найтингейл, знаменитая сестра милосердия, помогает в английских госпиталях вместе со своими «высокой души дамами» [4].

4

 

К моменту начала Крымской войны Екатерине Михайловне было за сорок лет. В числе первых добровольцев она собиралась немедленно отправиться на фронт, несмотря на протест родственников. Желая испытать себя, Екатерина Бакунина провела сутки в «самой гнусной» (по словам графа Закревского) полицейской больнице Москвы, «видела много перевязок и очень была довольна тем, что все это перенесла очень спокойно и без утомления» [1].

Письменные просьбы в канцелярию великой княгини о зачислении в общину долгое время оставались без ответа, но благодаря упорству Екатерина Михайловна добилась своего. В Крестовоздвиженской общине она прошла начальную медицинскую подготовку. Бакунина вспоминает, что когда врачи обучали ее в Петербурге азам медицинского дела, в больницу на занятия она приезжала в карете, чем вызывала насмешки хирургов. Она боялась простудиться из-за холодного зимнего климата, заболеть и не попасть в следующую группу сестер милосердия, отправляющихся в Севастополь. Впоследствии Бакунина стоически переносила неустроенность жизни на фронте.

Екатерина Михайловна так вспоминает отъезд сестер из Петербурга: «После обедни священник громко прочел наше клятвенное обещание перед аналоем, на котором лежали Евангелие и крест, и мы стали подходить и целовать слова Спасителя и крест, а потом становились на колени перед священником; и он надевал на нас золотой крест на голубой ленте. Эта минута никогда не выйдет из моей памяти!» [1]. Путь в Крым лежал через Москву, где Бакунина со всеми сестрами получила благословение митрополита Филарета Московского (Дроздова).

В январе 1855 года Бакунина в числе третьего отряда сестер Крестовоздвиженской общины начала работу в бараках осажденного Севастополя. «Ежедневно днем и ночью можно было застать ее в операционной, ассистирующей при операциях, в то время когда бомбы и ракеты ложились кругом. Она обнаруживала присутствие духа, едва совместимое с женской натурой» – писал в своих воспоминаниях Николай Иванович Пирогов [4, с.119]. Отношения дружбы и взаимного уважения, зародившиеся в это время, продолжались между ними на протяжении многих лет. Помощь сестер милосердия в таких условиях была неоценима: кроме самоотверженного выполнения прямых сестринских обязанностей, они доставляли раненым пищу, меняли белье, следили за работой прачечных, писали письма родным, составляли духовные завещания для безнадежных больных, читали отходные по умирающим. Екатерина Бакунина последней из сестер милосердия покинула по плавучему мосту оставляемый российскими войсками Севастополь.

5

 

По поручению Пирогова Екатерина Михайловна в конце 1855 года возглавила новое отделение медсестер для перевозки раненных в Перекоп. Ей пришлось нелегко в организации госпитального дела: «Я должна была сопротивляться всеми средствами и всем своим умением злу, которое разные чиновники, поставщики и пр. причиняли в госпиталях нашим страдальцам; и сражаться и сопротивляться этому я считала и считаю своим священным долгом». Другая опасность, которую нужно было преодолевать, – эпидемии тифа, малярии, которые уносили жизнь раненых и тех, кто ухаживал за ними [1].

Получив в 1856 году предложение возглавить Крестовоздвиженскую общину, она долго колеблется, прежде чем дать свое согласие. По этому поводу Пирогов писал ей: «Не отговаривайтесь и не возражайте; здесь скромность и недоверие неуместны; забудьте на время все ваши частные отношения для общего дела. Я вам ручаюсь, вы теперь необходимы для общины как настоятельница. Вы знаете ее назначение, вы знаете сестер; вы знаете ход дел; у вас есть и благонамерение, и энергия. Ваши недостатки вы знаете лучше меня, а кто хорошо себя знает, для того это знание лучше совершенства» [4].

А вот как обращается к ней великая княгиня Елена Павловна: «У вас хватит мужества исполнить это призвание во всей его полноте. Задача серьезная, так как дело идет не только о себе, но и о ведении стольких различных элементов в духе единства, смирения, энергии, порядка и христианской любви. Все это вам не чуждо. Я обращаюсь к вашему сердцу, чтобы приложить его к сестрам, к этой Общине, столь испытанной, столь неустрашимой, столь благословляемой». Интересно, что Бакуниной на посту настоятельницы было предоставлено исключительное право самостоятельного приема сестер в общину [1].

Екатерина Михайловна ездила в Берлин и Париж, чтобы увидеть устройство подобных общин, изучала различный европейский опыт служения сестер милосердия. У нее осталось двоякое впечатление от поездки – с одной стороны, Бакунина опознает дух, который направляет любую общинную деятельность. «Все, чтобы угодить Тебе, Господи, ничего – чтобы удовлетворить себя» – эти слова, ставшие девизом одной из католических сестринских монашеских общин, ей очень понравились. С другой стороны, она видит, что религиозность не всегда спасает от формализации и функционального исполнения своих обязанностей, часто такое собрание «есть произведение рассудка и желания жить по-христиански с кой-какими удобствами», доброе дело.

«Я восхищалась этими сестрами, любовалась всеми многочисленными и великолепными заведениями Парижа…, но и в Берлине, и в Париже от всей души благодарила св. равноапостольного князя Владимира, что я – православная», – так Екатерина Михайловна подводит итоги своей поездки [1]. Она много размышляет о дальнейшей жизни Крестовоздвиженской общины: «Крестовоздвиженская община – произведение патриотического чувства, стремящегося участвовать в общем деле, испытывающего сильное сочувствие к стольким страданиям и готовность разделить общую опасность и труды. Невольный интерес, связанный с войной – вот начало нашей общины. Что ж из этого выйдет? Не знаю, но понимаю, что надо другие начала. Но что? Какие? … Грустно, тяжело» [1].

Летом 1860 года Екатерина Михайловна покидает Крестовоздвиженскую общину: «Перестали ли вы грустить о том, что вы настоятельница? – Я никогда не перестала – и от этого и оставила общину» [1]. В селе Казицыно Новоторжского уезда Тверской губернии она открыла небольшую больницу на восемь коек, вела амбулаторный прием и оказывала медпомощь на свои средства, выплачивала содержание врачу. Количество получивших помощь в первый год работы больницы превысило две тысячи человек, а через год оно удвоилось. Ей удалось преодолеть недоверие, которое поначалу испытывали крестьяне к деятельности больницы. Обычный распорядок дня Бакуниной выглядел таким образом – с утра она вела прием, а днем в крестьянской телеге объезжала больных, делала перевязки, давала лекарства, которые готовила сама, внимательно осматривала крестьянских детей. Екатерина Михайловна приняла на себя обязанности попечительницы всех земских больниц уезда. Их основным отличием от губернии было то, что здесь не взималась плата за медобслуживание. В 1881 году в Казицыно к Бакуниной приезжал Лев Толстой. На его вопрос о том, не желает ли она отдохнуть или переменить обстановку, отвечала: «Нет, да и куда я могу уехать, когда меня каждый день ждут. Разве могу я их бросить?»

6

 

В 1877 году Россия вступила в Русско-турецкую войну. Екатерина Бакунина оказалась востребована руководством Российского общества Красного Креста. Она едет на Кавказ в качестве руководительницы медсестер временных госпиталей и, несмотря на возраст – 65 лет, развивает обширную деятельность. На фронте Екатерина Михайловна пробыла больше года.

По окончании военных действий врачи пяти реформированных госпиталей высказали ей всеобщую признательность следующими словами: «Во всех отношениях вы явили себя достойной имени русского воина. Ни жара лета, ни осенние ненастья, ни зимний холод, ни позднее ночное время, ни утомление физических сил ваших, ни дальность расстояния того места, куда вас звала нужда больных, ничто и никогда не удерживало вас от исполнения своего долга. Вы оставались верны программе вашей служить во всем примером младшим вашим подругам, сотрудницам. И этот пример не остался бесследным… Мы навсегда сохраним к вам чувство беспредельной благодарности, искреннейшего почтения и самого глубочайшего уважения. Имя ваше так же останется неизгладимым в памяти больных, коим вы так всецело приносили себя в жертву» [3].

Умерла Екатерина Михайловна в 1894 году в селе Казицыно, похоронена в селе Прямухино Тверской губернии в фамильном склепе Бакуниных.

Екатерина Бакунина пользовалось огромным признанием и уважением современников, ее имя упоминалось в дореволюционных справочных изданиях. Для многих русских женщин, выбравших путь сестры милосердия, она стала примером мужества, благородства и трудолюбия. После 1917 года ее имя стали забывать, само слово «милосердие» по призыву наркома Семашко должно было исчезнуть из лексикона как устаревшее и ненужное в новой Советской России.

Из всех экспонатов музея особенно привлекли слова, начертанные на кресте, который Екатерина Бакунина получила при вступлении в общину сестер милосердия и принятии обета служения – «Ты есть, Боже, Крепость моя». Личность Екатерины Бакуниной, по словам Пирогова, «дышала истиной, полная гармония царствовала между ее чувствами и ее действиями. Она точно составляла слиток всего возвышенного. Чем более она встречала препятствий на своем пути самозабвения, тем более выказывала она крепости и энергии» [4, с.206]. Такая внутренняя сила и духовная власть могли иметь только один источник – жертвенную любовь Христову.

Екатерина Бакунина запомнилась тем, что действенно исполняла служение милосердия и несла в себе тот духовный свет, который не могли не почувствовать и не полюбить окружающие ее страждущие люди. К этому свету прикоснулись и мы, узнав и приняв в свои сердца девиз ее жизни –«С именем Бога – все для людей».

Ирина Гаврилина

Фото Натальи Мурасевой и Вадима Слепнева

Список литературы:

1. Бакунина Е.М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.). Книга размещена на сайте фонда Бакуниной. bakunina-fond.ru

2. Пастернак А.В. Очерки по истории общин сестер милосердия.

3. Синицын А.А. Е.М.Бакунина // Вестник Европы. 1898. № 7. С. 223-224.

4. Пирогов Н.И. Севастопольские письма и воспоминания. – М.;1950.

 

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bakunina-fond.ru/?p=16409